СМИ о Системном операторе

НОРЭМ отлично виден

10.09.2006    00:00

Запуск НОРЭМ – принципиально новая организация энергорынка России. В стране практически нет ни одного предприятия и ни одного человека, кого в той или иной степени не коснутся изменения в системах и способах распределения энергетических ресурсов, в частности, электроэнергии. И поскольку в сознании большинства людей вопросов по НОРЭМ сегодня, пожалуй, куда больше, чем ответов и понимания того, для чего нужен новый рынок, «Промышленный еженедельник» обратился к директо­ру по развитию и сопро­вождению рынков ОАО «СО – ЦДУ ЕЭС» (Системный оператор Единой энергосистемы страны) Федору Опадчему с просьбой рассказать о НОРЭМ.

Федор Юрьевич, в чем главная, основная или, скажем так системная новизна НОРЭМ?

В НОРЭМе у нас появляются двусторонние отношения между участниками рынка, и эта система позволяет в дальнейшем, технологически, не меняя договорных основ рынка, постепенно либерализовать его, уменьшая долю регулируемых договоров.

Регулируемые договоры? Наверняка в этом месте возникает больше всего просьб об уточнении...

Все просто: это двусторонние договоры, но существенные условия в них регулируются соответствующими правилами. То есть, это некая ситуация управляемых договорных параметров. После запуска НОРЭМ можно будет говорить о том, что это и есть целевая модель оптового рынка, к которому мы стремимся. Единственное степень ее либерализованности будет расти постепенно, в соответствии с решениями Правительства страны. Кроме того, будет регулироваться длительность самих договоров. Но эти чисто административные решения никак не связаны с самой системой отношений.

А что из сегодняшних действующих рыночных наработок сохраняется в НОРЭМ?

В НОРЭМе остается многое. Уже отработанные на сегодня принципы «5 15». Первое это почасовое планирование с почасовой ответственностью участников за его результаты. Второе принцип узлового маржинального ценообразования. Третье сохранение принципа проведения торгов, при которых их результаты оказываются максимально исполнимы физически...

Физически исполнимы? Можно пояснить...

Наша энергосистема очень большая и, соответственно, у нас достаточно много сетевых проблем. В отличие, например, от европейских стран, где внутри рынков практически не существует сетевых ограничений. Там практически любой контракт, заключенный двумя сторонами, может быть исполнен. У нас, к сожалению, по-другому. Невозможно потребление электроэнергии в Москве покрыть ее выработкой, например, на Саяно-Шушенской ГЭС, несмотря на всю дешевизну вырабатываемой ею энергии и наличие в этот момент гидроресурсов. Соответственно, для того, чтобы коммерческие отношения на рынке максимально полно соответствовали физическим режимам работы энергосистемы, модель ценообразования и проведения торгов (равно как и принципы конкурентного отбора) должны учитывать широкий спектр ограничительных и специфических параметров.

Насколько сегодня получается все это учитывать?

Получается. Собственно, в «5 15» мы и отработали саму возможность того, что абсолютно свободные заявки участников формируют диспетчерский график, который потом воплощается в жизнь. Разумеется,  с  учетом  объективных отклонений, которые возникают в реальном времени.

Очень рискованно переходить на новую модель? При том, что очевидны системные трудности, в том числе недофинансирования...

Риски могут быть при любой реорганизации рынка. Для того, чтобы снизить технологические риски перехода к НОРЭМ, мы запустили балансирующий рынок раньше, еще в ноябре прошлого года. Сегодня можно говорить, что он выполняет те задачи, которые перед ним были поставлены. И самое главное: вне зависимости от результатов работы рынка «на сутки вперед», мы понимаем, существующая технология  балансирующего рынка практически не меняется, что особенно важно для обеспечения надежности всей энергосистемы.

То есть балансирующий рынок инструмент подстраховки, фундамент для реализации перемен?

Более того: балансирующий рынок, можно сказать, основной рыночный инструмент  Системного оператора при управлении режимами в реальном времени. Мы специально запустили этот инструмент раньше, чтобы изучить, как будет осуществляться управление   режимами работы единой энергосистемы в новых условиях.

Возможно, самое удивительное в том, что запускаются параллельно сразу несколько взаимодействующих и взаимозависимых рынков. Непростая интегральная задача получается...

А по-другому просто невозможно запустить новую конструкцию энергорынка. Нам предстоит еще запуск рынка системных услуг, который даст Системному оператору дополнительные инструменты, стимулирующие собственников проводить модернизацию энергетического оборудования и поддерживать его параметры, не связанные напрямую с производством/потреблением электрической энергии, но критически необходимые для поддержания надежности работы ЕЭС.

Что из запускаемого в рамках НОРЭМ уже имеется на сегодняшний момент?

Совместно с Администратором торговой системы уже несколько месяцев в режиме имитации отрабатываются основные технологии НОРЭМ. Кроме этого в настоящее время утверждены регламенты нового рынка, которые вступят в силу с момента принятия соответствующего постановления Правительства. По содержанию все основные дискуссии между участниками рынка пройдены. Сейчас проводится договорная компания. Участники рынка подписывают необходимые для работы на НОРЭМ договоры, которые тоже вступят в силу с принятием Постановления. То есть, по большому счету, на сегодня остался «самый последний шаг» в виде поставленной подписи главы Правительства под постановлением, запускающим новые правила работы рынка.

Новая модель запускается повсеместно одинаково?

Не совсем. Полностью по новым правилам начинают работать субъекты, расположенные на территории Европейской части РФ, включая ОЭС Урала и ОЭС Сибири. На Дальнем Востоке, а так же на территории Республики Коми и Архангельской области вводятся соответствующие принципы почасового планирования и управления режимами в реальном времени, максимально приближенные к новым правилам, но без перехода на использование системы регулируемых договоров. То есть все лучшее (в первую очередь технологии) в новой системе отношений распространяем и на эти зоны сразу, при этом обеспечиваем возможность корректно учитывать особенности работы рынков на этих территориях. Ориентировочно в течение трех месяцев должно выйти отдельное постановление Правительства о правилах работы оптового рынка в этих зонах, учитывающее, в первую очередь, ограниченность конкуренции на данных территориях.

А какие принципиальные новшества  несет НОРЭМ для генерации?

Основные изменения для генерации, как и для потребителей, будут заключаться, как уже и говорилось, в переходе на двусторонние отношения, построенные на принципе «take or pay», то есть все объемы электроэнергии, которые не учтены в договорах, должны покупаться/продаваться в рамках рынка на сутки вперед. Таким образом, генератор может в определенные часы являться покупателем электроэнергии, а потребитель ее продавцом, Во-вторых, в отличие от существующей модели, в которой генератору оплачивается только 85% установленной мощности, в НОРЭМ мощность будет оплачиваться полностью, но при условии соблюдения генератором всех обязательных требований.

Одно из важных новшеств состоит в том, что Системный оператор в почасовом режиме будет контролировать фактическое предоставление генерирующего оборудования в работу, а также выполнение ряда обязательных требований, необходимых в первую очередь для обеспечения надежности работы единой энергосистемы. Это регулирование реактивной мощности в рамках обязательных требований и общее первичное регулирование частоты.

Скажите, какие именно дискуссии и споры (как Вы сказали) между участниками рынка уже имели место?

Поскольку это рынок, то всегда существуют столкновения и конфликты интересов, в частности, между потребителями и производителями. У них по определению противоположные интересы. При этом, необходимо учитывать сложность всей конструкции рынка, и технологическую, и юридическую, и финансовую. Могу привести пример. Только в рамках балансирующего рынка мы ежедневно формируем и передаем в АТС до 2 млн отчетных показателей, каждый из которых сказывается на финансовых результатах деятельности участников рынка. И это огромное поле для обозначения каждым своих интересов. Или другой пример: существуют юридические нормы, в рамках которых должны проводиться сделки. Все отношения на рынке должны быть юридически корректными, чтобы у участников не возникло налоговых последствий, чтобы была понятна ответственность участников, инфраструктур, регулятора и так далее. Тоже есть о чем поспорить! 

А регламенты?

Сегодня регламенты рынка это примерно тысяча страниц. Разработка этих регламентов во многом согласительная процедура между всеми участниками рынка.

Какие споры были ключевыми?

Достаточно сложно сказать, какие споры были основными. Много споров вызвала, в частности, закладываемая динамика либерализации рынка. То есть то, на сколько процентов в год будет снижаться доля договоров, условия которых регулируются. Это сложные процессы с многими деталями и нюансами. Но главное, что в итоге все практически договорились.

Одна из стратегических целей реформы энергосистемы привлечение инвестиций в отрасль. Насколько, на ваш взгляд, запуск НОРЭМа будет способствовать этому? Или это вещи взаимно несвязанные?

Реформирование идет по двум направлениям. Первое структурные преобразования. За это время из «АО ? Энерго» были выделены и «разведены» по видам деятельности компании. На сегодняшний день сформирован состав участников энергорынка. Второе это как раз сам рынок. Результаты работы рынка электроэнергии служат одним из индикаторов, с помощью которых инвестор будет определять направления инвестиций, вырабатывать рыночные стратегии. Ему нужно, чтобы были понятны правила и чтобы он мог оценить финансовые результаты своих инвестиций на перспективу. Если у нас рынок полностью регулируемый, то нужно оценивать риски регулирования. Тогда на решение инвестора влияет оценка этих рисков. В мире доказано, что риски при созданной и действующей рыночной инфраструктуре для инвесторов более понятны. Они могут просчитать свой финансовый результат и соответственно принять решение об инвестициях.

Это взаимосвязанные процессы. Один без другого не может существовать. Модель НОРЭМ плохо бы работала в случае «нераспакованной» системы АО «Энерго». С другой стороны, «распакованным» субъектам в НОРЭМе работать проще, чем, Например, в ФОРЭМе.

Намного проще?

Приведу простой пример. Раньше на ФОРЭМе обязательным являлось соблюдение планового сальдо перетоков.

Просветите, пожалуйста, что это такое...

Есть плановые объемы потребления и плановые объемы производства на электростанциях, разница между которыми и формировала плановую величину сальдо перетоков по границе «нераспакованных» региональных энергосистем. Именно эти объемы на оптовом рынке продавались «АО-Энерго», а так же крупными станциями. При этом, «АО-Энерго» в первую очередь были заинтересованы соблюдать плановые объемы сальдо перетоков, то есть, например, загружать собственные, порой неэффективные, электростанции при росте потребления, вместо того, что бы покрывать требуемые объемы за счет других, более дешевых в плане производства электроэнергии станций. После того, как мы «распаковали» АО-Энерго и юридически отделили генерацию, такая тактика стала невозможна, так как сбытовой компании уже нечем регулировать сальдо переток. В правилах ФОРЭМа его финансовый результат в большой степени определялся бы точностью прогноза, учтенного при составлении баланса регулятором.

Таким образом, «распакованным» участникам необходимы иные правила, которые и реализуются в рамках рынка на сутки вперед, который в, свою очередь, позволяет достичь системного эффекта, за счет минимизации стоимости производства электроэнергии по энергосистеме в целом.

Если сравнить принципы НОРЭМ с рынками энергетики на Западе, то какие аналогии возникают? На что он похож?

Мы удачно объединяем самое лучшее из разных систем. А прямых аналогий не может быть просто потому, что у нас энергосистема уникальная в силу своих масштабов, топологии, принципов проектирования и так далее. Можно привести пример: либерализация отношений на рынке производится переходом на двусторонние договоры, которые сначала регулируются, а в дальнейшем степень регулирования снижается. По аналогичному пути двигались, например, страны Скандинавии. У них, кстати, получился интересный эффект: многие из контрагентов, первоначально назначенных друг другу, в возникших затем свободных отношениях остались партнерами. Модель узлового маржинального ценообразования так же применяется достаточно широко. Например, в Америке, в Новой Зеландии... И всеми признается, что она более прогрессивна, позволяет приблизить результаты торговли к физически исполнимому результату. В континентальной Европе сегодня работают более простые модели рынков. Но там в каждой стране существует свой локальный рынок. Внутри страны практически ни у кого нет проблем с реализацией договорных отношений... Как я уже говорил, в большинстве своем у них внутри никаких технологических проблем с передачей электроэнергии не существует... Хотя, например, в той же Скандинавии есть ограничения, например, между севером и центральной частью Норвегии, потому что нет возможности передавать больше определенного объема энергии.

У нас ограничений больше?

Только в Европейской части страны мы каждый день учитываем порядка 250 ограничений, которые не могут быть нарушены в процессе управления режимами. То есть, в целом основные заложенные в НОРЭМ идеи в мире уже отработаны и показали свою эффективность. При этом именно такой модели, точно в таком как у нас виде рынка ни у кого нет. И причины тому две. Как я уже сказал, это существенно более сложная система, накладывающая ограничения технологического характера. Вторая причина в том (с этим, кстати, сталкивается Европа), что имеется достаточно много внутренних не технических ограничений юридических, налоговых, Соответственно, система взаимоотношений должна быть ко всему этому адаптирована. Юридические конструкции, работающие в других странах, у нас не работают, и наоборот.

Эти два момента вынужденно учитываются в нашей модели, и мы соответственно пол чаем некую уникальность и по принципам работы, и по физическим параметрам... Уникальна она еще и по срокам подготовки и запуска.

Каким будет последний штрих НОРЭМа?

Чтобы конструкция была окончательно завершена, должны появиться, как я уже сказал, рынок системных услуг, правила рынка мощности. То есть, если сейчас в НОРЭМ будет оплачиваться мощность, исходя из установленных в балансе объемов, то это тоже должно быть запланировано в принципах конкурентной торговли. Дальше достаточно долгое время модель будет совершенствоваться, налаживаться.

НОРЭМ еще не запущен, но энергия нужна всегда и постоянно. Приходится совмещать реформирование и текущую работу?

Мы сегодня живем в ситуации, когда вынужденно занимаемся модернизацией существующей модели, несмотря на то, что ей осталось работать, можно сказать, считанные дни. То есть, одновременно обсуждаются новые правила, но остается что-то, что необходимо решить сегодня, чтобы до перехода в новые условия все участники рынка решили возникающие проблемы. Я говорю это вот к чему: совершенно естественно, что после того, как будет подписано постановление Правительства, будет еще достаточно продолжительный период «доналадки», «донастройки» всего рынка. В частности, будет отлаживаться механизм антимонопольного регулирования. Поскольку начинается либерализация, необходимо, чтобы был какой-то инструмент антимонопольного контроля.

У каждой модели есть авторы. Кто разрабатывал НОРЭМ?

На самом деле НОРЭМ логическое развитие всей реформы энергосистемы страны. Поэтому, естественно, среди разработчиков следует называть РАО ЕЭС, Администратора торговой системы, Системного оператора, ФСК... При этом были активно задействованы министерства и ведомства, в первую очередь Минпромэнерго, ФСТ, МЭРТ... а также все участники рынка, непосредственно и через представительства в различных органах и комиссиях, через взаимодействие в рамках холдинга, через серии семинаров и обсуждений...

Подписка  Подписаться на новости