Бремя генерации

20.12.2016    15:39

Энергетику называют кровеносной системой экономики: от ее надежности зависит бесперебойная работа многих отраслей, от ее ресурсов - возможности для роста. В каком состоянии сегодня энергосистема Урала и какие в ней существуют проблемы, рассказывает доктор технических наук, профессор-исследователь УрФУ Петр Ерохин.

Российская Газета: Петр Михайлович, энергосистема России именуется "единой", хотя энергообъекты в нашей стране давно принадлежат разным собственникам. Позволяет ли рынок сохранять это единство?

Петр Ерохин: Сколько экспертов, столько и мнений: есть сторонники административной системы управления энергетикой, есть - рыночной. Истина всегда посередине. Во всех развитых странах рынок работает совершенно нормально. А административная система хороша в сложные периоды, когда необходимы крайние меры. Впрочем, замечу: после развала СССР, когда были разрушены все связи и экономика вообще не работала, административная система не справилась с ситуацией. В то время были такие неплатежи, что оборот денежных средств вместо трех банковских дней, как в Советском Союзе, достигал 6-8 месяцев. Причем это был даже не денежный оборот, а взаимозачеты, которые всегда ведут к дисконту в размере 20-30% и всевозможным злоупотреблениям.

Что же касается единства ЕЭС, то оно обеспечивается единством технологий функционирования и развития. Рынок ему не помеха, а оптимизатор ресурсов.

РГ: Но ведь как-то удалось вытащить энергетику из той ситуации. Что помогло?

Петр Ерохин: Вытащить удалось, когда непопулярная команда Чубайса с помощью экспертов из разных отраслей разработала программу действий. Первая задача, которая была поставлена, - ликвидировать взаимозачеты. И, когда в электроэнергетике появились живые деньги, произошел переломный момент для страны, ведь наша отрасль связана со всеми остальными. Рынок заработал, и энергетика стала катализатором. Сейчас опять идут колебания. Хотя к взаимозачетам мы, конечно, не откатываемся, но неплатежи, порой массовые, даже критические для отдельных компаний, - это по-прежнему одна из главных проблем отрасли.

РГ: За последние годы построено много новых станций, в том числе на территории УрФО. В сетевом комплексе тоже идет обновление. Это говорит о том, что в энергетике появилось достаточно денег для реализации инвестпрограмм? Или просто иначе уже было нельзя?

Петр Ерохин: В тот период, о котором мы говорили, электроэнергетика около десяти лет была кредитором всех экономических процессов в стране. Тогда мало что обновлялось, в основном латались дыры, но система выдерживала за счет советского запаса прочности.

В момент перехода к рыночной экономике на территории России существовали десятки зон с высокими рисками нарушения энергоснабжения. Пожалуй, самой проблемной энергосистемой в УрФО, да и в России, была Тюменская. Чтобы снять эту проблему, были намечены проекты строительства новых станций и организована распродажа генерирующих активов иностранным компаниям по договорам обременения: то есть они, покупая станции, принимали на себя обязательства в определенных местах построить новые объекты генерации определенной мощности. Причем было запрещено использовать паросиловую технологию, а рекомендовалось внедрять парогазовую, у которой КПД на 10-20% выше.

Эта программа сегодня практически выполнена - станции построены. Где-то произошли корректировки по объективным причинам, как в Краснотурьинске, где просто отпала необходимость в строительстве новой ТЭЦ в связи с закрытием энергоемкого производства на Богословском алюминиевом заводе. Но в таких случаях определили другие болевые точки, и собственники строят генерирующие объекты там. Последние станции сейчас сдаются. Кроме того, навели порядок и в электросетевом комплексе.

В ноябре прошло совещание в Минэнерго РФ, на котором вновь были названы регионы с высоким риском нарушения электроснабжения. Сегодня их единицы - и ни одной из тех, что были таковыми 10 лет назад.

РГ: То есть дефицит генерации преодолен. Каково сейчас общее состояние энергосистемы в регионах УрФО?

Петр Ерохин: Вы имеете в виду шумиху по поводу того, что понастроили, мол, лишних станций, а все затраты лягут на потребителей? Объективная картина такова: "лишние" мощности необходимы, потому что только тогда энергосистема работает надежно. И договоры с обременением как раз были направлены на создание нормативного резерва. Сегодня он есть.

Помните знаменитый "крест Чубайса"? Это пересечение снижающегося графика производства и нарастающего графика потребления электроэнергии. После экономического кризиса 1998 года начался подъем энергопотребления, а станции к тому времени были изношены, мощности стало не хватать. То есть потребление пошло вверх, а генерация сползала вниз. Была просчитана точка - в районе 2008 года, в которой эти линии пересекутся. И нужно было принимать меры заранее, потому что управлять системой, в которой генерация и потребление равны, невозможно. Необходим резерв генерации.

РГ: "Крест" не случился, кривые разошлись?

Петр Ерохин: Разошлись, когда почти соприкоснулись. Но сейчас ситуация обратная: генерация выросла, а потребление пошло вниз. Что теперь делать? Виноваты ли отраслевые проектировщики? Как планировать развитие энергетики при участившихся экономических кризисах? Наверное, на эти вопросы должны ответить ученые и аналитики правительства. Сейчас сверхнормативный резерв генерации создает возможности для вывода из эксплуатации отработавшего ресурс оборудования и обеспечит рост экономики в посткризисный период.

РГ: Потребителей - и население, и промышленность - беспокоит рост тарифов. Несколько лет назад это подтолкнуло многие предприятия строить собственные генерирующие объекты. Изменилась ли тенденция сейчас?

Петр Ерохин: Конечно, предприятия в этом заинтересованы. Но, как показала практика, их специалисты малокомпетентны в вопросах эксплуатации энергоисточников. Кроме того, у них были проблемы с подключением к сетям. Сейчас они практически решены, но и интерес к этой теме тоже пошел на спад, промышленники стали более осмысленно подходить к строительству малой генерации. Свою роль сыграл, на мой взгляд, и семинар "Проблемы подключения и эксплуатации малой генерации", который три года работал на кафедре автоматизированных электрических систем Уральского энергетического института УрФУ. Также активную просветительскую и организационную работу ведет Ассоциация малой энергетики в Челябинске: руководители и специалисты предприятий, которые прошли через их мероприятия, намного более подкованные.

РГ: Начало нынешней зимы стало встряской для уральских энергетиков: не успели они отчитаться о готовности к морозам, как буквально на следующий день случился локальный энергетический коллапс в северной части Екатеринбурга,
когда свыше 100 тысяч жителей, десятки социальных объектов остались без электроснабжения. Впоследствии было еще несколько более мелких инцидентов в разных частях города. В чем причины? Это случайность или результат сокращения инвестпрограмм?

Петр Ерохин: Случайность, как говорится, это элемент закономерности. Авария в Екатеринбурге на самом деле мелкая. Просто все ее заметили. Я не знаю деталей, официально причины назовет энерготехнадзор. У меня есть лишь версия. Думаю, главная причина - ветхость линий электропередачи. Износ накапливается и в какой-то момент становится критическим. Сильный снегопад и мороз усилили нагрузку на провода. Недостаток инвестиционных ресурсов - это не секрет. На чем экономят в период кризиса? Конечно, на инвестициях. А иногда и на ремонты не хватает. И вот результат.

Помните 2005 год, крупнейшую аварию в Подмосковье на подстанции Чагино? Тогда тоже износ оборудования достиг критического уровня. А следом была очень холодная зима, когда в Югре и ЯНАО стояли морозы под 50, и мы дрожали от страха, потому что на энергообъектах там стоят импортные элегазовые выключатели - они просто перестали работать.

РГ: На всех новых электростанциях оборудование в основном зарубежного производства. На ваш взгляд, есть ли опасность нездоровой зависимости от импорта?

Петр Ерохин: Это не просто опасность, а реальная угроза. Современные системы насыщены автоматикой, и их характеристики засекречены производителями: отремонтировать своими силами невозможно - нужно делать заявку компании-поставщику. А это время и огромные деньги. Кроме того, при любой малейшей угрозе для самого оборудования оно автоматически отключается. А у нас требование другое: оборудование должно поддерживать систему в аварийных режимах некоторое время, позволить ей выдержать сбой. Так что позиция, когда рынок насыщен только импортным оборудованием, очень шаткая. К сожалению, отечественное энергомашиностроение пока не готово заместить импорт. И в этих условиях рост распределенной и малой генерации обостряет проблему устойчивости единой энергосистемы и отдельных ее участков.

РГ: Состояние энергетики в той или иной степени характеризует состояние экономики региона, любой территории. Как, по-вашему, сегодня энергосистема Урала создает запас прочности и ресурс для подъема экономики? Она готова к росту потребления?

Петр Ерохин: Безусловно, готова: резерв мощности, как я уже говорил, есть. В том, что касается техники и персонала, я уверен, электроэнергетика способна справиться с современными вызовами. Но нужно постоянно предпринимать усилия для того, чтобы поддерживать систему в рабочем состоянии, чтобы предотвратить уменьшение того запаса, который энергетика приобрела в предыдущие годы и теряет в период кризиса. Необходимо изыскивать средства не только на инвестиционные программы, но и на обеспечение инновационного развития отрасли.

Российская газета

 


Контактная информация ОДУ Урала:

620000, Россия, Свердловская обл., г. Екатеринбург,
ул. Толмачева, д. 6
Тел: +7 (343) 359-23-15
Факс: +7 (343) 359-23-25
E-mail:
Подписка  Подписаться на новости